logo

Тамара де Лемпицка – прекрасная дива Ар-Деко

Ар-деко, модерн, сецессион (в разных странах это искусство называлось по-разному) – этот стиль для многих людей является любимым образцом изысканности и красоты, последним эхом утонченности уходящего XIX века. Фраза о том, что «модерн запутался в женских волосах», очень хорошо подходит к имени сегодняшней героини, чья женственность позволила воплотить образцы идеального по своей выразительности стиля Ар-деко в живописи.

Самым ярким представителем портретной живописи течения Ар-деко несомненно является Тамара де Лемпицка. Давайте посмотрим на светское общество двадцатых годов ХХ века ее глазами.

Тамара де Лемпицка, Париж 1929 г.

 

«Искусство и высшее общество (Тамара де Лемпицка) любит в равной мере. Что вы всегда увидите в ее работах? Свет Караваджо, формы Фернана Леже и губную помаду Шанель»

Жан Кокто

Детство и юность

Различные источники сообщают нам о месте и дате рождения Лемпицки по-разному. Наиболее часто упоминается дата 11 мая 1898 года, которая, тем не менее, представляется слишком поздней при сопоставлении с другими фактами ее жизни.

Тамара Гурвик-Горска (её девичья фамилия) родилась на исходе XIX столетия в Варшаве в семье богатых польских дворян. Родителями ее были русский еврей Борис Гуревич-Гурский и Мальвина Деклер, полька, дочь банковского служащего из Варшавы. Спустя несколько лет после рождения будущей художницы ее отец исчез в неизвестном направлении и при невыясненных обстоятельствах.

Тамара Лемпицка (2 года) и ее брат Стасик, Рига, 1900 г.

Воспитанием девочки, ее брата Стасика и младшей сестры Андрианы занималась бабушка Клементина, которая привила любовь к музыке и прочила внучке будущее пианистки. Девочка всеми правдами и неправдами пробиралась в ее комнату, слушала игру на фортепьяно и мечтала о концертах, цветах, овациях и поклонниках. Возможно, она действительно стала бы пианисткой, но жизнь распорядилась иначе.

В 1907 году Тамара с бабушкой отправились в путешествие по Италии. Посещение музеев в Венеции, Флоренции и Риме пробудило в ней настоящую страсть к искусству. С этого путешествия – по крайней мере, так вспоминала потом художница – и началось ее увлечение живописью.

Тамара де Лемпицка позирует фотографу,
1911 г.

Посмотрите на ее природную красоту: Тамара обладала красивыми густыми волосами, которые волнами спускались на плечи, доходя почти до талии, как на картинах художников прерафаэлитской школы.

Тамара говорила, что их детство было счастливым. С раннего детства Тамара отличалась своенравностью. Она вспоминала, что когда ей было двенадцать лет, в ее жизни произошло важное событие. Мать Мальвина Деклер пригласила известную художницу в их богатый особняк в Варшаве — написать портрет Тамары. Непоседливой девчонке пришлось позировать три часа, застыв в неудобной позе.

 

«Впоследствии я так же мучила тех, кто мне позировал. Портрет, написанный  художницей, мне не понравился, он получился…неопределенным… Изображение совсем не походило на меня. Я решила, что подобную работу смогу выполнить лучше. Я не знала техники живописи. Я никогда не писала картин, но это было неважно. Сестра была на 2 года младше меня. Я приобрела краски. И заставила сестру сидеть смирно. Я рисовала и рисовала до тех пор, пока не получился портрет. В нем было много недостатков, но на моем портрете сестра была гораздо больше похожа на себя, чем я на портрете, выполненной знаменитой художницей»

Тамара де Лемпицка

Первые балы и замужество

В 1910 году воспитанием подрастающей Тамары, до этого находившейся почти всецело на руках бабушки, озаботилась мать. С этого времени девочка все больше времени проводит вместе с ней в Санкт-Петербурге.

Юный возраст не мешает ей появляться всюду, где интересно. Существует легенда, что однажды в компании старших товарищей Тамаре удалось проникнуть на бал-маскарад, устроенный ее дядей. Среди модно одетых, утонченных дам Тамара появилась в костюме крестьянской девушки, а рядом с ней на веревочке вышагивал живой гусь.

 

Бал во дворце. Санкт-Петербург. 1900-е гг.

 

На том же балу, якобы, Тамара увидела своего будущего мужа — Тадеуша Лемпицкого. Хотя он был юристом и происходил из семьи богатого землевладельца, он вел жизнь настоящего казановы и считался любимцем женщин.

Придумать более эффектного появления на балу, чтобы привлечь внимание красивого молодого человека, и нельзя было. Позже Тамара искренне признавалась, что посредничество дяди в ее замужестве было отнюдь не романтичным. Богатый банкир подошел к известному красавцу и сказал: “У меня есть племянница, которую я хочу выдать замуж. Если вы согласитесь, я готов дать приданое”. Тем не менее, молодые люди влюбились друг в друга и через некоторое время поженились. Бракосочетание состоялось в 1916 году в Петрограде, как с 1914 года называли Санкт–Петербург.

 

Тамара и ее первый муж Тадеуш, Франция 1920 г.

 

Жизнь в эмиграции

Первый год их совместной жизни прошел как в тумане. Россию терзала война, а в роскошной квартире Лемпицких не переводились гости, танцы, смех и, конечно же, шампанское. Весной 1917 года еще казалось, что так будет всегда. Самодержавие в России находилось на грани гибели, немцы наступали, революционное движение набирало силу. Принимая во внимание образ жизни супругов и реакционные взгляды Тадеуша, было неудивительно, что его арестовали.

Вид на Исаакиевский собор. 1900-е гг.

Тамара храбро противостояла Русской Революции, чтобы освободить его, использовала свою красоту и добилась расположения нужных чиновников. Шведский консул подделал её документы и помог мужу выбраться из страны. Пара бежала в Париж с маленькой дочерью, где воссоединилась с семьёй Тамары, которая уже к этому времени находилась здесь в эмиграции. В столице Франции начинается история фантастической жизни Тамары де Лемпицки. Большинство эмигрантов, аристократок зарабатывали на жизнь, работая натурщицами, но Тамара посчитала, что её тело слишком соблазнительно и решила сама брать уроки живописи.

Тамара Лемпицка, В середине лета, 1928г.

Но, несмотря на отсутствие нужды, первые годы жизни Лемпицки не были в Париже счастливыми. Она материально зависела от богатых родственников и отношения супругов постоянно ухудшались из-за многочисленных измен мужу, даже после рождение дочери Кизетты. Тадеуш отказался от работы в банке ее дяди. По словам Лемпицки, изжившие себя отношения с мужем и необходимость обрести финансовую и личную независимость заставили ее всерьез заняться живописью.

Первые шаги в живописи

К выполнению задуманного Лемпицка приступила немедленно. Тамара начала обучение сразу у двух известных художников: Мориса Дени и Андре Лота. Позднее Лемпицка признавалась, что у Дени переняла совсем немногое. В самом деле, трудно представить, что ярый католик Дени мог бы одобрить эротические тенденции, которые вскоре начали проявляться в живописи Тамары. Влияние на Лемпицку ее второго учителя Андре Лота было сильнее. Лот находился под влиянием кубизма. Он утверждал, что целью художника должно быть выражение равнозначности эмоционального и визуального ощущений, а не простое копирование натуры.

Картины Тамары Лемпицки

 

Творчество Лота стало для Лемпицки образцом, так как он соглашался с декоративной ролью живописи и пытался объединить элементы кубизма и разрушения привычной перспективы с классической традицией. Амбициозная, острая на язык и очень наблюдательная блондинка все уже для себя решила, и стало очевидно, что для становления ее как творческой личности, понадобился весьма небольшой период – максимум два-три года. В течение короткого времени она удачно продала свои первые картины и заработала свой первый миллион (франков). Ей тогда было всего двадцать восемь лет.

Произведения Тамары, 1920-е гг.

“Портрет игрока в Поло”, написанный ею в 1922 г., уже отражает ее интерес к жизни высшего общества, впрочем, вполне естественный для способного художника, получившего образование в Париже в то время и относившегося к этому классу. В картине еще заметна неуверенность кисти и отсутствие законченности, но скоро эти недостатки исчезнут.

Тамара де Лемпицка,
портрет Игрока в Поло,
1922 г., холст, масло, 73х60 см,
Барри Фридман Лтд., Нью-Йорк

Лицо портретируемого написано широкими мазками, что говорит о ее знакомстве с творчеством Сезанна, и, безусловно, было одобрено и Дени, и Лотом.

Поль Сезанн,
Игроки в карты,
1890-1892 гг., холст, масло, 65,4х81,9 см,
Метрополитан музей

В столь же выразительной манере был выполнен портрет Иды Перро, впоследствии переименованный в “Портрет девушки в голубом платье”. Картина была выставлена в Осеннем Салоне в Париже и почти сразу же снискала благосклонность артистической публики.

Тамара де Лемпицка,
Портрет Девушки в голубом платье,
1922 г., холст, масло, 63х53 см,
Барри Фридман Лтд., Нью-Йорк

Более значительной работой, как стилистически, так и тематически, можно считать картину “Поцелуй”, написанную в то же время. Любовная сцена разыгрывается на фоне городского пейзажа. Элемент кубистической стилизации делает картину наполненной атмосферой
современности, динамичной, а то, как вписан “металлический” блик на шляпе мужчины, свидетельствует о том, что Лемпицка уже вполне состоявшийся художник. Но все же ее техника не достигла того глянца, который отличает лучшие портреты, написанные Тамарой.

Тамара де Лемпицка,
Поцелуй,
1922 г., холст, масло, 50х61 см,
Частная коллекция

Успех и страсть

В 1925 году она вместе с дочкой отправилась в Италию, где познакомилась с писателем Габриеле Д’Аннунцио. Их отношения стали одним из наиболее ярких и значительных периодов ее жизни. Попытка обольщения предпринималась в стенах впечатляющей виллы Д’Аннунцио на берегу озера Гарда. Новый знакомый очаровал Лемпицку. Роман, вспыхнувший между ними, был страстен – в духе литературы Габриеле Д’Аннунцио.

Габриеле Д’Аннунцио, 1926 г.

Одержимая творчеством и своей социальной жизнью, Лемпицка, как бы печально это ни звучало, пренебрегала своей дочерью Кизеттой даже больше, чем её муж, уделяя ей мало внимания и времени. Когда Кизетта находилась неподалеку от своей частной школы-интерната, она жила со своей бабушкой Мальвиной. Тем не менее, Тамара написала множество портретов своего единственного ребёнка.

Тамара де Лемпицка,
Кизетта в розовом,
1926 г., холст масло 116х73,
Музей изящных искусств, Нант

 

Тамара де Лемпицка,
Портрет Кизетты,
1924 г., холст масло 135х57,
Частная коллекция

 

Тамара де Лемпицка,
Кизетта на балконе,
1927 г., холст масло 130х81,
Национальный музей современного искусства, Париж

Лемпицка часто писала портреты на заказ. Этот относительно короткий период начался с ее триумфа в 1925 г. на выставке в Милане и закончился в 1933 г., когда Великая депрессия коснулась Франции.

Тамара работает над картиной Тадеуша, 1928 г.

Особенно хорошо ей удавались мужские портреты, которые показывали индивидуальность модели. Наиболее глубоким и впечатляющим из всех мужских портретов, написанных Лемпицкой, можно считать портрет ее мужа Тадеуша Лемпицкого (1928 г.). Тяжело переносивший ее успех как в свете, так и в творчестве, Лемпицкий заявил, что уходит от нее к другой женщине. Это было сказано в то время, когда она работала над портретом. Ей удалось передать выражение неуверенности и подозрительности на привлекательном лице мужчины, которого она когда-то любила, а теперь даже не уважала. Будучи в ярости от того, что муж ушел к другой женщине, она оставила недописанной левую руку на портрете и выставила картину под названием “Незаконченный портрет Тадеуша Лемпицкого”.

Тамара де Лемпицка,
Портрет мужчины
(Тадеуш Лемпицкий),
1928 г., холст, масло, 130х81 см
Национальный музей современного искусства, Париж;
На хранении в музее Анне Тренте, Булонь- Биланкур

Ситуация усложнилась еще больше, когда в руки мужа попала одна из телеграмм писателя. Уязвленный, он решил развестись с супругой и отбыл в Польшу. Окончательно освободившись от оков законного брака, Лемпицка уехала в Америку. Несмотря на то, что здесь уже наступила Великая депрессия, картины художницы продолжали пользоваться спросом у американского бомонда. Заказчики не переводились. В письмах к своей матери, оставшейся в Париже вместе с дочерью, она называла Америку страной великих возможностей. Но вернуться в Старый Свет ей все-таки пришлось.

Триумфальное возвращение

Одним из символов эры джаза и чаще всего репродуцируемой работой Лемпицкой становится “Автопортрет в зеленом бугатти” (в любимом ею “ядовито- зеленом”). В 1929 г. эта картина была представлена в немецком журнале мод Die Dame. Плотно прилегающий шлем, скрывающий ее светлые волосы и придающий сходство скорее с пилотом, чем с автомобилисткой, холодный непроницаемый взгляд характеризуют её как абсолютно независимую, уверенную в себе современную женщину.

Лемпицка оставила свою подпись в виде монограммы на дверце автомобиля, как будто это эмблема автомобильной марки.

Тамара де Лемпицка,
Портрет в зеленом “бугатти”,
1929 г., дерево, масло, 35х27 см,
Частная коллекция

Двадцатые годы прошлого века в Париже можно смело назвать временем расцвета лейсбийской любви. Война послужила толчком к этому. В то время как миллионы молодых людей отправились на бойню на фронт, жизнь женщин резко изменилась, перестав ограничиваться только домашними хлопотами. После окончания войны возврата к прежним устоям так и не произошло. Изменение роли женщины в обществе отразилось и на изменении ее внешнего облика – в моду вошли короткие стрижки и мальчишеские фигуры с плоской грудью и узкими бедрами.

Как следствие признания в обществе однополой любви Тамара никогда не скрывала своих сексуальных пристрастий (еще во время замужества у нее была связь с Идой Перро, продлившаяся несколько лет, несмотря на многочисленные измены). Лемпицка писала портреты известных лесбиянок – Герцогини де Ла Саль и натурщицы и певицы в ночном клубе Сюзи Солидор.

Герцогина выглядит на картине мощной, мужеподобной. Она изображена на фоне городского пейзажа, написанного в стиле кубизм, ее черные сапоги для верховой езды скорее намекают на ее “мужскую” сущность, нежели являются простым атрибутом костюма для отдыха на свежем воздухе. С чисто мужской бесцеремонностью Лемпицка выбирала моделей для своих будущих картин прямо в общественных местах, предлагая им позировать обнаженными.

Тамара де Лемпицка,
Портрет Герцогини де Ла Саль,
1925 г., холст, масло, 162х97 см,
Частная коллекция

“Прекрасная Рафаэла” – одно из наиболее впечатляющих и запоминающихся эротических произведений Лемпицкой, в которой угадывается желание самой художницы прикоснуться к нежному, соблазнительному телу модели. Лемпицка поняла, что частично прикрытое тело выглядит более возбуждающе, чем полностью обнаженное. Весь следующий год Лемпицка посвятила созданию серий крупномасштабных картин с обнаженной женской натурой, выполненных в манере, приближающейся к стилю кубистов.

Тамара де Лемпицка,
Прекрасная Рафаэла,
1927 г., холст, масло, 65х92 см,
Частная коллекция

 

Тамара де Лемпицка,
Перспектива,
1923 г., масло, 130х162 см,
Музей Пти-палас, Женева

Новая жизнь

После того как Лемпицкий ушел от жены, Тамара быстро нашла нового мужа. В 1933 году Лемпицка, поддавшись на уговоры семьи, приняла предложение венгерского барона Рауля Кюффнера, большого поклонника ее творчества. Свадьба состоялась в Цюрихе. Теперь Лемпицка — уже баронесса де Лемпицка (так она называет себя, все чаще прибавляя к фамилии звучную приставку “де”).

Тамара и Рауль Кюффнер в Венеции

В 1936 году она начала посещать психиатра, которого позже она запечатлела в образе “Святого Антония”. Возраст Лемпицкой приближался к сорока годам, и она, как и многие женщины, которые вели легкомысленный образ жизни и чья красота начала увядать, обратилась к религии, чтобы обрести внутренний покой.

Тамара де Лемпицка,
Святой Антоний,
1936 г., дерево, масло 34,9х27,
Частная коллекция

Именно в этот период она создала свою “Мать-настоятельницу”, уникальную драматичную работу в наследии художницы. Она рассказывала, как появилась эта картина: “Когда ты работаешь, работаешь, работаешь и отдаешь всю себя, то становишься опустошенной и подавленной. Я ездила в Италию, чтобы научиться искать выход из подобного состояния”. Там художница жила в монастыре и писала простые картины.

Тамара де Лемпицка,
Мать – настоятельница,
1935 г., холст, масло, 30х20 см,
Музей изящных искусств, Нант

Ситуация в Европе, между тем, все более накалялась. В Германии к власти пришли нацисты, и художница уговорила мужа продать большую часть его венгерских владений – определив приближающуюся опасность. В 1939 году супруги уехали в длительное путешествие по
Америке, а вскоре приняли окончательное решение не возвращаться. Дочь Лемпицкой присоединилась к ним лишь спустя два года.

С 1942 года Кюффнеры живут в Нью-Йорке. Баронесса выставляет свои картины в лучших галереях, однако популярностью они теперь пользуются гораздо меньшей, чем до войны. В этот период перестали поступать заказы. Возможно, потому что у нее не было необходимости
в зарабатывании денег. Не огорчаясь, она избирает для себя новое амплуа — утонченной дамы, светской львицы и мецената.

Тамара в дорогих украшениях, 1939 г.

Жизнь текла спокойно и размеренно до 1961 года, когда внезапно умер Рауль Кюффнер. После его смерти Лемпицка растерялась: “Я потеряла мужа, который был ценителем моих картин и которого я сильно любила. Я потеряла все”. Но не в ее правилах было долго оплакивать прошлое. Она отправляется в путешествие по Европе, выставляет свои работы в Париже, пытается воспитывать внучек и одновременно ищет такое место на земле, где ничто бы не напоминало ей о минувшем.

Ретроспектива работ Тамары де Лемпицки в Люксембургской галерее в Париже, организованной Аленом Блонделем, 1972 г.

В конце концов, она поселилась в мексиканском курорте Курнавака, где позже приобрела дом. Страдая эмфиземой легких и артериосклерозом, она все еще старалась сохранить былую элегантность и не быть никому в тягость. Однако это становилось все сложнее. Отношения с дочерью так и остались натянутыми. 18 марта 1980 года Лемпицка скончалась. Ее прах развеяли — согласно последней воле художницы – над никогда не остывающим вулканом Попокатепетль, энергия которого схожа с энергией самой Тамары де Лемпицки.

Заключение

Тамара де Лемпицка,
Девушка с перчатками,
1930 г., холст, масло 61х46,
Национальный фонд современного искусства

Лемпицка никогда не была тонким колористом. Даже в лучших работах ее палитра ограничивалась достаточно узкой гаммой оттенков, на уровне обычного оформителя афиш. Красный цвет она использовала в изображении губ и ногтей своих моделей. Красно–коричневый и глубокий синий часто применялся художницей для контраста с белым или кремовым. Для особого эффекта художница использовала ядовито-зеленые цвета с оттенком синего. Она никогда не делала попыток изучить оттенки, с помощью которых достигается эффект тени, она использовала для этой цели коричневые или черные цвета.

Но именно эти яркие локальные, зачастую дерзкие цветовые пятна и есть отражение сущности Тамары де Лемпицки – художника. Она создавала честные и глубоко-интимные портреты людей в рамках высокохудожественного и декоративного, где-то даже витиеватого Ар-деко. В этом и есть её особенность и самобытность. Проходя свой жизненный путь, она не боялась непонимания и осуждения, она была собой, искала себя и выросла в итоге в интересную и осознанную личность.

Кроме того, ее наследие бесценно и тем, что она смогла запечатлеть образ определенного общественного слоя, в определенном месте, в определенное время, подарив нам иллюзию погружения в прошлое, не только визуальное, но энергетическое. Так как картины Лемпицки – это безусловно сильная и сложная энергия.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *